Darsinka
Удача любит рыжих! А я в душе рыжая!
К сожалению, фанфиков про нашу любимую пару очень мало. А уж хороших и теплых вообще единицы. Однако бороздя просторы интернета, я наткнулась на очень хороший фанфик. Приятного чтения!

Название: Настоящая женщина
Автор: +Nea+
Бета: [Летающий Половник Смерти]
Пейринг/Персонажи: Клауд Найн, Тимоти Хёрст, Эмилия; Мариан Кросс/Клауд Найн (намеком)
Рейтинг: G
Жанр: «занавесочная история», юмор
Статус: закончен


- Эмилия, ты не видела Тимоти? – спрашивает Клауд Найн, едва заметно морщась и от раздражения чуть крепче сдавливая рукоять кнута. Проклятый мальчишка когда-нибудь точно доконает её – стоило только ступить на порог Главного Управления, и Хёрст, который всю дорогу ныл как он устал и хочет спать, тут же испарился. Найн наивно надеялась, что мальчик просто спешил в свою комнату и теперь сладко спит, но его там не оказалось. Как не оказалось и в столовой и в тренировочном зале – он там частенько крутился, наблюдая за остальными экзорцистами и по-детски эмоционально восхищаясь некоторыми. Эмилия же, как его персональная воспитательница, могла что-то знать. Но девушка отрицательно покачала головой, заправляя за ухо выбившуюся из прически светлую прядь и недовольно хмуря брови.
- Нет, я не видела его…вот негодник! Не волнуйтесь, генерал Найн, я живо найду вам Тимоти! Я думаю, вы не будете против, если я немного накажу этого хулигана?
Клауд против воли усмехнулась, глядя вслед Эмилии, которая вся так и пылала праведным гневом и от этого особенно сильно стучала каблучками по полу. Нет, она не сомневалась в том, что девушка сможет найти пронырливого мальчишку, но… В конце концов, учителем Тимоти была именно Клауд. Поэтому она чувствовала за него ответственность. А еще почему-то она чувствовала, как внутри неприятно ворочается гордость. В конце концов, она ведь уже взрослая женщина, неужели не совладает с каким-то ребенком?
Иногда Клауд казалось, что таким изощренным способом в ней проявляется материнский инстинкт. Уже от одних этих мыслей становилось смешно – у неё не было своих детей, и привязываться к чужому, пусть даже и ученику, было опасно. Клауд не была черствой, но после потери сразу трех своих учениц что-то в ней словно сломалось, раз и навсегда закрыв сердце для новых привязанностей. Экзорцист мог погибнуть в любой момент – тем более, что Тимоти еще ребенок, да и его тело остается уязвимым, когда он с помощью Чистой Силы переносит свою душу в акум. Найн просто боялась – боялась снова хоронить кого-то из своих учеников, поэтому не хотела больше привязываться. Хотела быть к Тимоти строже. Хотела стать для него учителем, а не матерью. Но видимо все получилось с точностью до наоборот.
Спокойно, неторопливо идя по коридорам Главного Управления, Клауд ни с того ни с сего вспомнила Мариана. Генерал Кросс уже довольно давно считался то ли погибшим, то ли пропавшим без вести – его тело таинственным образом исчезло, так что ожидать можно было всякого. Прекрасно зная характер этого бродяги, Клауд поставила бы на второе – наверняка опять сбежал от своего долга перед Орденом и ответственности за то, что может случиться с его учеником. Он всегда был таким – редкой и странной смесью абсолютно безрассудного человека и уклониста. Иногда он мог быть абсолютно серьезным, а в следующую секунду уже как ни в чем не бывало шутить и заигрывать с женщинами. Клауд никогда особо не одобряла поведение Кросса, но прямо сейчас вдруг с изумлением поняла, что ей не хватает именно его. Не Тидолла с его венными «педагогическими» советами. Не Сокаро, откровенно насмехавшегося над ней за то, что на неё, как на настоящую бабу, повесили ребенка – Клауд, правда, отвечала колкостью на колкость, называя Винтерса «жилеткой всея Ордена», намекая этим, что в ученики то ему достались главные «плаксы» ЧО – Аристар Крори и Миранда Лотто. Нет, Клауд не хватало именно Мариана с его извечным глупым кокетством и насмешливой улыбкой. Может быть потому, что только он непостижимым образом видел её насквозь.
Найн припомнила одну из их последних бесед перед тем, как Кросса не стало. В комнате они были не одни – возле дверей постоянно дежурили охранники, а вокруг суетились искатели, убирая пустые бутылки и тарелки и вполголоса сетуя на свою тяжелую судьбу. Но Мариан, казалось, не обращал на них никакого внимания. Он смотрел прямо на неё, внимательно, цепко, словно пытаясь запомнить её лицо в мельчайших подробностях.
- Клауд, - сказал он наконец, медленно затягиваясь и выдыхая дым, небрежно покачивая зажатой в пальцах сигаретой. – ты мне нравишься за то, что ты настоящая женщина. Я перевидал многих – слишком многих – но с тобой могли сравниться лишь очень немногие. Ты потрясающе красива, умна, можешь постоять за себя, но не в этом дело. В тебе есть та самая истинная женственность, которая недоступна многим. Я знаю, что об этом не спрашивают, но…сколько тебе лет, Клауд?
- Тридцать два, - неохотно, но все же отвечает Найн, пытаясь отвлечься глотком вина из своего бокала.
- Тридцать два… - задумчиво повторяет Мариан. – Пора бы подумать о муже и детях, не правда ли?
- Я экзорцист, - подчеркнуто безразлично пожимает плечами Клауд, любуясь алой жидкостью в своем бокале, так как не находит силы посмотреть ему в лицо. – Сам понимаешь, что это невозможно.
- На данный момент да. Хотя мне трудно представить тебя в переднике за плитой, но… матерью ты будешь хорошей.
Клауд изумленно приподняла бровь, а Кросс только ухмыльнулся в ответ.
- У тебя хорошо развито чувство ответственности. А еще – я же говорил, ты настоящая женщина, до кончиков ногтей, помнишь?
Руки у него горячие, сухие и жесткие – руки настоящего мужчины, и Найн почему-то вздрагивает от странного покалывания внутри. Ей вдруг становится интересно – не будь сейчас в комнате посторонних, останься они наедине, попробовал бы Мариан соблазнить её? Тогда Клауд настолько хотелось узнать это, что она откровенно мечтала выгнать всех из комнаты, чем бы ей это не грозило. Но они вместо этого выпили еще по бокалу вина, поговорили о всяких глупостях и разошлись. Больше Мариан эту тему не поднимал, а потом его не стало. И Клауд в той суматохе совсем про это позабыла. Вспомнила лишь сейчас. Почему так? Она не знала.
- Генерал Найн, - почтительно здороваются с ней искатели и сотрудники Научного отдела. Она рассеянно кивает в ответ – сейчас не до них.
- Добрый день, генерал Найн, - а вот и ученик Мариана, как всегда улыбается и сияет доброжелательностью как начищенный пятак. Если бы Клауд не знала печальную историю Аллена Уолкера, она могла бы купиться на эту доброжелательность, как делали почти все незнакомые люди. А может быть и нет – она неплохо чувствовала людей и фальшь в них. А этот юноша, казалось, почти всегда состоял из одной фальши, раскрываясь на полную только рядом с одним человеком. Но впрочем, не об этом сейчас речь.
- Уолкер, можно тебя спросить? – само собой срывается с губ Клауд.
- Конечно, генерал Найн.
- Ты скучаешь по учителю?
Маска доброжелательности мигом трескается, Аллен недоуменно хмурит брови и хлопает длинными белесыми ресницами.
- Я…не знаю… - словно нехотя выдавливает он из себя, но, под цепким взглядом Клауд словно сжимается весь и еще более неохотно добавляет. – Да. Иногда мне его очень не хватает.
Найн глубокомысленно кивает – подобного ответа она и ждала.
- А…почему вы спрашиваете?
- Просто так, Уолкер. Просто так. Доброго дня тебе.
И уже больше не обращая внимания на удивленного юношу, Клауд идет дальше. Она уже почти отвлеклась от странных мыслей о Мариане и теперь снова размышляет, куда же еще мог забиться упрямый мальчишка Тимоти. Укромных мест в Главном Управлении – вагон и маленькая тележка, Найн уверена, что не знает даже половины их. Если проверять каждое, так можно целую неделю провозиться. А если…
Лау Джимин, до этого так тихо сидевший на её левом плече, что она почти и забыла о его существовании, вдруг напомнил о себе, аккуратно подергав лапкой за волосы. Клауд нежно погладила зверушку по пушистой головке и улыбнулась.
- Проголодался? Сейчас я накормлю тебя.
Обезьянка что-то довольно залопотала. Материнский инстинкт? О, у Клауд он в полной мере проявлялся в отношении Лау. Зверек попал ей в руки совсем крошкой, почти полумертвым, она и не надеялась выходить его. Но забота и ласка дали свои плоды, и в итоге Найн даже не особенно удивлялась тому, что совместимая с ней Чистая Сила выбрала своим вместилищем именно Лау Джимина. Обезьянка действительно стала для Клауд подобием ребенка – маленькая, теплая, любящая её. Живое существо, которое всегда рядом. Намного большее, нежели просто домашний любимец и оружие.
Хорошо, что она припасла несколько бананов. Лау их так любит…
Но когда Клауд открыла дверь в свою комнату, она так и замерла от удивления на пороге.
Тимоти Хёрст, которого с фонарями искали по всему Управлению, мирно спал на её кровати, уткнувшись носом в простенькое темное покрывало и зябко поджав ноги почти к самой груди.
Клауд была не просто удивлена. Она была просто-таки изумлена. Почему? Зачем Тимоти пришел в её комнату? Ждал ведь наверное и в конце концов уснул.
Ноги сами собой шевельнулись, заставили её подойти к кровати и со странной нежностью коснуться ладонью взъерошенных волос мальчика. А ведь наверное ему одиноко. Он так рано потерял родителей, а потом сильно привязался к Матушке из приюта, которую не могла заменить даже веселая и временами строгая Эмилия. Тимоти наверняка очень нужна мать…
Клауд словно током дернуло от этой мысли, и она поспешила отдернуть руку. Не привязываться, только не привязываться. В нынешних условиях дети попадают в первую категорию возможных жертв, и если что-то случится, она…она ведь никогда себе этого не простит. Неужели все же Мариан был прав, и Клауд действительно достигла того возраста, когда женщина мечтает о семье?
Тимоти пошевелился и медленно открыл глаза, очевидно пытаясь сообразить, где он и что случилось.
- А! – довольно быстро сориентировался он и поспешил сесть, запустив руку в волосы. – Учитель, я ждал вас! Экзорцист Хёрст выспался и готов к тренировкам!
- Вот как? – Клауд постаралась вложить в выражение лица и голос как можно больше строгости. – И почему же ты без спроса забрался ко мне в комнату?
- Ну я…это…. – замялся мальчик, очевидно не зная, что ему ответить. Его спас стук в дверь. Все еще сверля маленького негодника суровым взглядом, Найн открыла дверь. За ней обнаружилась запыхавшаяся раскрасневшаяся Эмилия, которая открыла было рот, чтобы что-то сообщить, но в этот же самый момент углядела Хёрста и тут же ринулась к нему, ловко проскользнув под рукой изумленной таким поведением девушки Клауд.
- Вот ты где! А я тебя по всему Управлению ищу, негодник ты такой! Ну все, Тимоти, в этот раз ты у меня получишь!
- Ай! – заорал благим матом мальчишка, в ухо которого вцепилась разъяренная Эмилия. – Отвали, дура! Ты мне никто! Я к Учителю пришел! Ай! Да больно же, отпусти, сказал!
- Не смей так с девушками разговаривать, а тем более с теми, кто старше тебя! – поучительно произнесла Эмилия и тут же громко ахнула, когда пронырливый мальчишка, воспользовавшись тем, что она отвлеклась, весьма профессионально цапнул её за грудь. – Ах ты…
- Тише, - решила наконец вмешаться Клауд. – Спасибо за помощь, Эмилия, но Тимоти уже нашелся и нам действительно пора на тренировку. Я сама разберусь с ним.
- Ммм…ну что же, тогда прошу прощения за вторжение, генерал Найн, - бросив последний гневный взгляд на мальчика, Эмилия ушла. А Клауд со вздохом уставилась на своего подопечного.
- Ну что, идемте, учитель? – глаза Тимоти так и горели от предвкушения, а большой рот расплылся в широченной улыбке. Как есть ребенок, ребенок, которому нужна ласка и забота. Нет, она не потеряет его. Она будет заботится о нем и защищать его. И он вырастет сильным, хорошим человеком.
Видел бы Мариан её сейчас – наверняка бы усмехнулся и словно невзначай произнес:
- Ну я же говорил, что ты настоящая женщина, Клауд.
А она бы ответила ему:
- А настоящие женщины всегда западают на таких как ты.

@темы: Фанфикшен, Кросслауд, Другие персонажи